/ /Эротика / По страницам истории секса / Эрос в древней Греции / Публичные дома

Публичные дома

Проститутки, расквартированные в публичных домах, занимали самую нижнюю ступень внутри социального слоя, их называли не гетерами, но просто "шлюхами". В Афинах учреждение публичных домов приписывали мудрому Солону. Проститутки в публичных домах выставлялись напоказ очень легко одетыми или даже совсем без одежды, так что любой посетитель мог совершать выбор, руководствуясь собственным вкусом. Данное утверждение само по себе заслуживает доверия, и к тому же мы располагаем множеством свидетельств в его пользу. Так, Афиней говорит: "Разве ты не знаешь, что говорится в комедии Евбула "Панихида" о любящих музыку, выманивающих деньги женщинах-птицеловах, разряженных жеребятах Афродиты: они выстраиваются в ряд, словно на смотре, в прозрачных платьях из тонкотканой материи, точно нимфы у священных вод Эридана. У них ты за сущие пустяки можешь купить наслаждение, которое тебе по сердцу, причем без всякого риска". В комедии "Наннион" говорится: "Кто, как вор, засматривается на запретное ложе, - не он ли несчастнейший из людей? А ведь он может видеть обнаженных дев, стоящих при ясном солнечном свете" и т.д. Далее Афиней говорит: "Также и Ксенарх в комедии "Пятиборье" так порицает людей, что живут, как ты, вожделея к дорогим гетерам и свободным женщинам: "...ужасное, ужасное, просто невыносимое совершает молодежь нашего города. И это там, где в публичных домах вдоволь милых девочек - посмотри и увидишь, как с обнаженной грудью в тонких одеждах они выставлены в ряд на открытом солнце; ты можешь выбрать любую, какая понравится, - худую, толстую, полную, длинную, кривую, молодую, старую, среднего роста, зрелую - тебе не нужна лестница, чтобы прокрасться к ним, тебе не нужно карабкаться в слуховое окно или хитроумно пробираться к ним, спрятавшись в куче соломы: они сами почти силой затаскивают тебя в дом, называют тебя, если ты стар, - "папочка", если молод - "братик" или "мальчишечка". Любую из них ты можешь без всякого риска получить за незначительную сумму - днем или ближе к вечеру".

Представляется, что вход в публичный дом стоил сущие пустяки - согласно отрывку из комедиографа Филемона, один обод (около полутора пенсов). Это подтверждает и отрывок из Диогена Лаэрция, где мы читаем: "Когда Аристипп увидел уносящего ноги прелюбодея, он заметил: "Осел! Какой опасности ты мог избежать всего за один обод!" Конечно, плата за вход зависела от места и времени и различалась в соответствии с качеством заведения, однако мы вправе предположить, что в любом случае она была не слишком высока, потому что публичные дома являлись низшей, а потому самой дешевой формой проституции. Разумеется, следует добавить, что наряду с входной платой девушке полагалось сделать "подарок", величина которого определялась предъявляемыми к ней требованиями. Если я правильно понимаю одно замечание у Суды, то стоимость такого подарка колебалась в пределах между ободом, драхмой (около девяти пенсов) и статером (около одного фунта). Из доходов, полученных за счет заработков девушек, содержатель публичного дома должен был выплачивать ежегодный налог государству, так называемый проституционный налог, собирать который назначался один или несколько специальных чиновников. Вознаграждение, которое посетитель выплачивал девушкам, также фиксировалось особыми чиновниками - агораномами.

Публичные дома, как и вся система проституции в целом, находились под надзором городских должностных лиц - астиномов, в обязанности которых входило поддержание общественных приличий и разрешение споров. В приморских городах большинство публичных домов размещалось, по всей вероятности, в прилегающих к гавани кварталах; по ясному свидетельству Поллукса, в Афинах дело обстояло именно так. Однако в районе под названием Керамик, по Гесихию, также можно было обнаружить множество публичных домов самого разного пошиба. Керамик - "район гончаров" - простирался от рынка на северо-запад вплоть до так называемого Дипилона, "двойных ворот", а за Дипилоном - называясь уже Внешним Керамиком - тянулся вдоль Священной дороги, которая вела в Элевсин. Интересно отметить, что святость этой улицы религиозных шествий ничуть не умалялась оттого, что на ней стояли многочисленные публичные дома. Через этот район пролегала длинная широкая улица, называвшаяся Дромос ("Проспект"), которая вела из внутренней части города и по обеим сторонам была украшена колоннадами, где располагались многочисленные лавки. Греческие авторы мало говорят об устройстве публичных домов, их убранстве и внутреннем распорядке, но мы вправе предположить, что они едва ли многим отличались от публичных домов Рима и Италии, относительно которых мы информированы достаточно хорошо. На самом деле, греко-римский "дом радости" мы можем посетить даже в наши дни. Всякий, кто знаком с Помпеями, поймет, что я имею в виду: в Двенадцатом квартале Четвертого района, на углу Vicolo del Balcone Pensile, под номером 18 расположен il lupanare, где молодежь Помпей давала выход своей энергии, о чем и поныне напоминают многочисленные непристойные фрески и надписи на стенах. Интересно также отметить, что через отдельный вход посетитель по галерее мог проникнуть сразу на второй этаж. Гораций и автор "Приапеи" называют римские публичные дома дурнопахнущими, что, по-видимому, свидетельствует о грязи и нечистоте, а согласно Сенеке, посетитель уносил этот запах на себе, как с мрачным удовлетворением в своей язвительной сатире Ювенал говорит об императрице Мессалине, торговавшей своим телом в публичных домах. В каждом таком доме имелось, разумеется, известное количество комнат или "номеров"; над каждой комнатой было надписано имя обитавшей в ней девушки и, возможно, указывалась ее минимальная такса. Авторы упоминают также различные покрывала, расстилавшиеся на ложе или на полу, и, как нечто само собой разумеющееся, - светильник. Плату девушки брали вперед, о чем, по-видимому, свидетельствует одно место у Ювенала. Персий называл проституток также нонариями, так как заведения не могли открываться ранее девятого часа (около четырех часов пополудни), "чтобы не отрывать молодежь от ее занятий". Чтобы завлечь прохожих, девушки стояли или сидели перед лупанариями, по каковой причине их также называли prostibula или prosedae; первое из этих слов произведено от глагола prostare, отсюда и "проституция". Если девушка принимала в своей комнате посетителя, она закрывала дверь, вывесив перед этим на двери табличку "occupata" - "занята".
 1  2 
Если детей уже двое - часть вторая Если детей уже двое - часть вторая
Это продолжение предыдущей статьи, которая в некоторой степени учит тому, как выстраивать отношения между двумя детьми, а у кого больше - то, естественно, между другими детьми также
Выбор велосипеда. Часть 2 Выбор велосипеда. Часть 2
Мост и Компоненты. Кроме ваших ног ничто не двигает ваш велосипед

дЕМЭ БРНПНИ


Jennifer Lopez - дФЕМХТЕП кНОЕЯ


оСАКХВМШЕ ДНЛЮ


оПНЯБЕРКЕМХЕ - ЯЕИВЮЯ